April 5th, 2009

warhol

навеяно вчерашним постом про фрукты

Тухачевку мы тоже, кажется, причисляем к "Октябрьскому полю", по крайней мере, ближайшее метро здесь именно это.

День. Народ, живущий в глубоко кризисной ситуации, предается оголтелому шоппингу в супермаркете Билла. Очереди, 2 кассы не работает, кассирши хамят на просьбу открыть еще одну кассу, в общем, все нормально, идет своим чередом.
На выходе после касс немолодая женщина, назовем ее для краткости Тётка, замечает, что пропала ее Самая Главная Сумка - в которой ключи и документы. Она дала ее подержать своей разменявший десятый десяток матери, и та ее поставила... ну знаете такие полки для удобства перегрузки жратвы из корзины в сумки и пакеты. Сумка таинственно пропала.
Таинственность эта тем уморительна, что на 6-7 плотно прижатых друг к дружке касс стоят 4 (прописью: четыре) охранника, у которых есть глаза и уши, руки-ноги, в общем, все органы, чтобы честно трудиться охранником.

Женщина мечется от одного к другому со своей бедой. "Ключи же... все документы...".

Самый нарядный охранник говорит, что за это он не отвечает. Менее нарядные, прибанкоматные, породы "череп и оттопыренные ушки", вяло гогочут над мятущейся Теткой.

Ну то есть не то, что о помощи речи нет - речь идет о классическом гопническом злорадстве, когда другому плохо, а ты не при чем.

Я замечаю камеры наблюдения, понатыканные над каждой кассой (направленные, зуб даю, аккурат на банкоматы). - Вот же! - Да они не работают!!! Какой в них толк! - гогоча, выдает череп с ушками.

Вот такая история. Как все истории нового времени, с неизвестным концом.